13:36 

Сквозь тьму (Neverwinter nights: Hordes of the Underdark)

Вальшаресс
Nindyn vel'uss kyorl nind ratha thalra elghinn dal lil alust
Название: «Сквозь тьму»
Автор: Valsharess (Соловьёва/Белова/ Я.С.)
Фандом: Neverwinter nights: Hordes of the Underdark
Персонажи и пейринги: Вален/жГГ (Калинда), Наттира, Провидица
Рейтинг: R
Жанр: новеллизация игры
Отказ: все персонажи принадлежат создателям игры
Аннотация: Ее отец темный эльф дроу, а мать – воительница из народа людей. После Лусканской войны судьба забросила юную полудроу Калинду в Андердарк на родину ее отца.
От автора: имеется намек на происхождение главной героини, на ее родителей.
Статус: закончен




Глава 7 «Во имя Создателя»

Агхааз был почти так же огромен, как и стальной гигант, охранявший вход на нижние уровни руин, но в отличие от стража, этот голем был сотворен из плоти демонов. И это была самая уродливая тварь, которую Калинде доводилось видеть. Его голос был грубым и хриплым, а речь возвышенной и патетичной. Манерой говорить он напоминал Калинде священника. Впрочем, Агхааз, похоже, играл среди разумных големов именно эту роль. Он долго и красиво говорил о воле Создателя, о своей службе и долге, о предательстве Феррона, пока Вален не прервал его вопросом, который тифлинг будто снял с языка у самой Калинды.
– Получается, что твои големы напали на нас, даже не поинтересовавшись тем, кто мы и зачем пришли?
– Это время войны, – пожал плечами Агхааз. – Кто не с нами, тот против нас.
Калинде уже порядком надоело, что все пытаются поставить ей ультиматум или диктовать свои условия. Сначала Халастер со своим проклятием, потом Сабаль и Зессир. Она решила спросить главное:
– Кто такой Феррон?
Оказалось, что Феррон – предводитель металлических големов, облюбовавший в этом подземелье южное крыло.
– Я понимаю, ты хочешь, чтобы мы оказали тебе услугу? – задала вопрос Калинда. – Феррон тебе мешает, ты хочешь от него избавиться, но не желаешь делать это сам.
– Да, – ответил Агхааз, обрадованный понятливостью чужаков. – Феррон утверждает, что мы ничего не должны Творцу, но это не так. Творец велик и мы обязаны повиноваться его воле.
– И ты хочешь голову Феррона на блюде? – прищурилась Калинда. – Я могу это устроить, но не бесплатно, разумеется.
Вален бросил на девушку короткий взгляд. Калинда понимала, что ему не слишком нравятся подобные беседы, слишком они ей самой напоминали политику дроу. Но что поделаешь?
– Мы пришли сюда, чтобы найти союзников в борьбе против Вальшаресс. И я не уйду отсюда с пустыми руками, – сказала полудроу.
– Если Феррон будет мертв, я и мои големы выступим против Вальшаресс под твоими знаменами, – торжественно произнес Агхааз.
– Отлично, – Калинда кивнула спутникам. – Мы выполним свою часть договора.
*****
– Мне не нравится эта тварь, – высказал свое мнение Вален, когда они отошли достаточно далеко, чтобы големы плоти не смогли их услышать. – Он слишком напоминает мне дьяволов, которым мне приходилось служить. Таким тварям нельзя верить.
– Кто сказал, что я ему верю? – Калинда вскинула бровь.
– Но вы согласились работать на него, леди.
Наттира коснулась ладонью локтя полудроу.
– Знаешь, я думаю, что нам следует быть очень осторожными, Калинда. Здесь во главу угла поставлена вера. А вера – это очень тонкая вещь. Мне не хотелось бы быть втянутой в религиозную войну.
Калинда покачала головой.
– Мне не нравится Агхааз, – сказала она. – Но может случиться так, что Феррон окажется таким страшным и злобным монстром, каким Агхааз его описал. Мы этого не знаем. Поэтому я полагаю, нам стоит использовать правило наемников, правда, слегка интерпретированное к данной ситуации.
– Какое же? – спросил Вален с интересом.
– Наемники служат тому, кто больше заплатит. А я – тому, чьи доводы кажутся мне более справедливыми. Прежде чем судить, нужно выслушать обе стороны.

*****

В южном коридоре история повторилась с точностью до мелочей. Отличался только внешний вид противников. То же, что они не желали ни говорить, ни слушать совпадало совершенно. Калинде было не понятно, какую цель преследовал Творец, создавая этих големов, но она могла сказать, что до разумности и цивилизованности им было далеко.
Когда под надзором троих серебряных големов их отконвоировали в убежище Феррона, полудроу смогла, наконец, посмотреть на главу повстанцев.
Феррон походил на полуорка, но был гораздо выше и мощнее. Его бронзовое тело тускло поблескивало в неровном свете светильников.
– Я Феррон, – голем изобразил поклон, от чего детали его металлического туловища заскрипели. – Я глава восставших големов. Вы можете опустить оружие, чужеземцы. Вам здесь не причинят вреда. Я предлагаю вам мир.
Калинда подумала, что всякий запросил бы мира на месте этого создания. Ведь, чтобы их троих доставили на аудиенцию к Феррону, им пришлось перебить добрую половину его армии. Конечно, она не сказала этого вслух.
– Восставших против чего? – спросила она вместо этого.
– Мы боремся за свободу, считая, что достойны ее, как любое живое существо. Но это нелегко. Агхааз… Это он прислал вас сюда?
Калинда внимательно посмотрела на него, решая, на чьей стороне собирается бороться. То, что они оказались втянуты в эту войну во имя Создателя, было очевидно. Осталось определиться с цветом флага.
– Что ты можешь рассказать об Агхаазе? – спросил вдруг тифлинг, и полудроу поняла, что он думает так же.
Голем со скрипом переступил с ноги на ногу.
– Агхааз тиран, – ответил он. – Когда Создатель был с нами, он не выделял среди нас никого. Мы все были равны. Мы были братьями. Но Агхааз был последним, кто видел нашего Отца, прежде чем он покинул нас. И теперь он утверждает, что избран Творцом.
– Он лжет? – спросила Наттира.
– Мне не известно это, – отозвался Феррон. – Но я не верю, что Создатель хотел бы для нас такой судьбы.
– Почему же вы сражаетесь с Агхаазом вместо того, чтобы уйти с острова? – удивилась Калинда.
– В его руках Источник Власти, – ответил голем. – Это древний артефакт, созданный Творцом. Он дает жизнь нашему уму и воле. Без Источника Власти мы уподобимся тем големам, которых вы видели на верхних уровнях. Мы не можем уйти. И пока Источник Власти у Агхааза, мы его рабы.
– Мы пришли сюда, чтобы найти союзников для борьбы против сильного врага, – сказала Калинда. – Мы, как и вы сражаемся за свободу. Если ты пообещаешь нам помощь в нашей войне, мы принесем тебе Источник Власти.

*****


Андердарк издавна во власти дроу – самого многочисленного и опасного народа в Подземье. Странно то, что обладающие неимоверной жестокостью и жаждой власти дроу, сумели организовать устойчивые сообщества. Наверное, все дело в преданности Паучьей Королеве и ее наделенным безграничной властью жрицам. Сейчас, когда Ллос оставила свой народ, прежние порядки рушились медленно, но неотвратимо. Мужчины получили право голоса, чего раньше в обществе дроу не встречалось. Уже не считалось чем-то из ряда вон выходящим советоваться с воином мужчиной, да и чужаком к тому же, открыто поклоняясь Эйлистри. Но все равно Наттира сомневалась, что последовала бы за избранным воином Провидицы, окажись этот воин мужчиной. То, что Калинда была женщиной, значительно упрощало дело. Кроме того, в ее венах текла кровь темного эльфа.
Наттира посмотрела на лидера их маленькой группы, которую и отрядом-то назвать было нельзя. Калинда была сильной, ловкой и быстрой в бою, остра на язык, умна. Наттира была уверена, что окажись эта девушка в числе благородных дроу какого-нибудь дома, она с легкостью смогла бы завоевать главенствующее положение. Если бы захотела. Но девушка была лишена жажды власти. Она не стремилась быть лидером. Было непонятно, почему она вообще согласилась помогать темным эльфам. Этой причиной не было проклятие, наложенное сумасшедшим магом, в этом Наттира не сомневалась. Это был благородный порыв.
Когда Калинда спросила у нее про Мензоберранзан, Наттира удивилась. Конечно, Мензоберранзан был наиболее известным городом в Андердарке. Почему бы его название не знать и жительнице Поверхности, тем более полукровке? А потом Наттира вспомнила о беглеце из Города Пауков и догадалась, что Калинда приходится ему дочерью. Этим объяснялись ее воинские умения, ее отточенные приемы, слаженность движений. Да и ее чувство справедливости, по-видимому, имело те же корни.
На месте Калинды любой дроу, оказавшись втянутым в междоусобную войну големов, выбрал бы сторону Агхааза. А потом темный эльф нашел бы способ обмануть его и превратить в раба. Полукровка же решила помочь Феррону отвоевать у Агхааза Источник Власти, чтобы подарить големам свободу. Она не задумывалась, что големы, оказавшись свободными, могут и не захотеть помогать ей в борьбе против Вальшаресс.
Наттире были непонятны ее поступки, но все равно она следовала за ней.
Когда они напали на убежище Агхааза, Наттира еще раз восхитилась боевой сноровкой Калинды. Полудроу кромсала, резала, рубила подворачивающихся под ее сабли големов плоти. Агхааз попытался оглушить ее звуковой волной, но Калинда бросилась вперед, стелясь по самой земле, потом, оттолкнувшись от пола, легко взмыла вверх и вонзила обе сабли в грудь голема, без труда найдя его «сердце». Голем рухнул на каменный пол бесформенной грудой плоти и костей. Калинда скатилась с его мертвого тела и вскочила на ноги.
– Ну? – рыкнула она замершим на месте големам плоти. – Кто хочет умереть во имя Создателя?
Желающие нашлись. В пылу сражения Наттира оказалась далеко от Валена и Калинды, а когда вырвала «сердце» из груди своего противника, поняла, что бой уже окончен. Путь к Источнику Власти открыт.

*****


– Агхааз мертв, – Калинда бросила к ногам Феррона уродливую голову его побежденного врага. – И мы достали для тебя Источник Власти, – девушка кивнула тифлингу, который шагнул к голему и протянул ему крупный сверкающий кристалл в позолоченной оправе. Внутри кристалла переливались и мерцали серебристые сполохи.
Феррон впился взглядом в артефакт.
– Теперь мы свободны, – проговорил он. – Теперь мы действительно свободны.
Калинда хотела что-то сказать, но Вален опередил ее.
– Да, Феррон, мы дали вам ключ к вашей свободе, – тифлинг кивком указал на кристалл в руках голема. – Но дверь, ведущую к ней, вы откроете сами. Свобода никогда не дается легко.
Феррон оторвал взгляд от драгоценного Источника. Несколько мгновений они с Валеном смотрели друг другу в глаза, потом голем слегка поклонился, скрипнув металлическими частями туловища.
– Мы выполним нашу часть уговора, – торжественно произнес он, обращаясь к Калинде. – Големы выступят под твоими знаменами против Вальшаресс.

*****


Они беспрепятственно покинули нижние уровни руин, и с осторожностью двинулись по коридору к выходу. Голем-ремонтник был мертв, но здесь еще могли остаться твари, которых он успел починить, прежде чем его уничтожили. Шли в молчании, прислушиваясь к тишине коридоров и залов.
Выйдя же на поверхность, они столкнулись с уже знакомой экспедицией дуэргаров. Карлики во главе с Даханной окружили их. Все они были вооружены и настроены весьма решительно.
– Я ожидал чего-то в таком роде, – пробормотал Вален, окинув противников долгим взглядом. – Дуэргары слишком привыкли жить за чужой счет.
Даханна вышла вперед и обнажила меч. Калинда оценила клинок в ее руках. Неплохо. Наверняка, она хороший боец.
– Вы долго были внизу, – сказала Даханна. – Мы подумали, и я решила, что нам не нравится, когда на наши сокровища зарятся чужаки. Тем более, если это пришельцы с Поверхности. Мы не позволим вам разгуливать здесь. Ничего личного.
– Ничего личного? – фыркнул Вален. – Забавно. Обычно, когда кучка вооруженных головорезов направляет на меня оружие, я воспринимаю это очень лично.
– И чего же вы хотите? – спросила Калинда. Она стояла спокойно, скрестив на груди руки, зная, что по обычаям дроу, которые дуэргарам хорошо известны, этот жест означает мирные намерения. – Мы не взяли никаких сокровищ и уже уходим. Да и нет там внизу никаких ценностей. Только камни и ржавое оружие.
– Сомневаюсь, что она тебя услышит, – шепнула Наттира. – У нее уши забиты грязью.
Но дроу ошиблась. У Даханны оказался великолепный слух. Предводительница карликов скрипнула зубами.
– Мы требуем нашу долю, маленькая грязная дроу! Десять тысяч золотых, и можете катиться отсюда. Так и быть, я забуду то, что ты сказала! – прорычала Даханна.
– У нас нет золота, – Калинда понимала всю безнадежность их положения, но до последнего не хотела ввязываться в бессмысленную драку. – Мы не покушались на вашу собственность.
– Я не верю тебе!
– Хорошо, – сказала Калинда. – Ты и я. Победишь – сможешь забрать, что угодно из нашего вооружения. Проиграешь – твои воины уберутся отсюда и не станут препятствовать нам.
Даханна ударила в щит мечом, и встала в боевую стойку, приглашая полудроу нападать.
Калинда шагнула вперед, но Вален взял ее за плечо и зашептал ей в ухо:
– Что вы делаете, леди? Она безумна. И опасна.
Девушка улыбнулась.
– Я знаю, что делаю.
Завязалась схватка. Закованная в тяжелый доспех Даханна была действительно хорошим бойцом, и только многолетние тренировки с отцом и быстрота реакции спасали Калинду от неминуемой смерти. Она каким-то чудом уворачивалась от свистящего меча, избегая ранений. Но и сама достать противника не могла. Вот меч в руке предводительницы карликов, прочертив свистящую дугу, все же достал девушку, ранив ее в бедро. Калинда увидела, как дернулся Вален, порываясь помочь ей, но его удержала Наттира.
Калинда нападала, пытаясь прорваться сквозь защиту Даханны. Припав к земле, девушка ударила в сочленение доспеха под коленом противницы. Даханна покачнулась и рухнула на землю. Она попыталась подняться, но тяжелый доспех из преимущества превратился в помеху. Сильным пинком Калинда выбила меч из ее правой руки. Даханна не успела закрыться щитом. Горячая кровь хлынула из ее рассеченного саблей горла. Калинда не собиралась давать ей еще один шанс.
– Еще кто-то желает сразиться с кем-то из нас? – полудроу обернулась к карликам. – Нет? Тогда убирайтесь отсюда.

*****


В лагере дуэргаров они решили задержаться, устроить привал. Поужинав вяленым мясом рофов и запив его вином, Наттира раскатала на земле свой спальник и, завернувшись в него, закрыла глаза – ее черед нести стражу наступит ближе к концу ночи.
Калинда сидела, скрестив ноги и положив на колени отнятый у Даханны трофейный меч. Это был хороший клинок из тех, которые именуют бастардами. Лезвие было зазубренным и широким. Жестокое оружие. Калинда никогда не стала бы использовать его в бою. Девушка коснулась ладонью тугой повязки на бедре. Рана, нанесенная этим клинком, ныла. Именно из-за ее ранения они и решили немного отдохнуть.
Было тихо. Полудроу передернула плечами. Она все еще не могла привыкнуть к тишине Подземья, где не было слышно ни стрекота насекомых, ни криков птиц, ни шелеста листвы. Подземье казалось мертвым. Это было жутко.
– Вы не спите, леди? – тихо спросил Вален. – Почему? До вашей стражи еще есть время.
– Не знаю, – Калинда пожала плечами. – Сон не идет.
– Больно? – спросил тифлинг, кивком указав на ее ногу.
– Терпимо, – девушка помолчала немного и посмотрела ему в глаза. – Я хотела задать вопрос. Можно?
– Спрашивайте.
– То, что ты сказал Феррону… О свободе, о борьбе… Ты говорил так, будто сам был чьим-то рабом.
Вален отвел взгляд, устремив его в темноту. Некоторое время он молчал, и Калинда решила, что он ничего не ответит. Но он снова повернулся к ней.
– Я вырос на улицах Сигила, леди. Сигил, Город Дверей, место, где пересекаются пути, прежде чем привести к Планам. В этом городе стены из скользких камней и дома, увитые колючими лозами. Где бы ты ни стоял, над головой всегда видны здания, – Вален улыбнулся, вспоминая улицы родного города. – Там легко можно ввязаться в драку и сложно выйти из нее живым. Сигил – страшное место. Красивое, омерзительное и очень опасное, – тифлинг посмотрел на Калинду и, увидев, что девушка внимательно слушает его, продолжил. – Моя мать была… Ее убил клиент. Она работала на жадную демонессу. После смерти матери она выбросила меня на улицу. Я скитался по подворотням, воровал, чтобы выжить. Однажды, меня заметил демон Гримаш’т. Он сделал меня своим воином. Своим рабом. Я многие годы служил ему. От него невозможно было сбежать.
– Но тебе удалось освободиться, – сказала Калинда. – Как?
– Это долгая история, леди.
– У нас есть время, – улыбнулась девушка, откладывая в сторону меч и придвинувшись к тифлингу чуть ближе.
Вален вздохнул и посмотрел ей в глаза. В ее взгляде он прочел интерес. Не просто любопытство.
– Что вы знаете о Плоскостях, леди? – спросил он, наконец. – Знаете, что такое Кровавые Войны?
– Немного, – ответила Калинда. – Демонология – удел жриц и магов, а мой отец воин. Он рассказывал мне кое-что. Кровавые Войны – это борьба демонов из Абисса с дьяволами Баатора?
Вален усмехнулся. Эта девушка не переставала удивлять его.
– Верно, – кивнул он. – Сейчас никто вам не ответит, из-за чего началась эта война, но продолжается она многие тысячелетия. Демоны и дьяволы сражались так долго и так ожесточенно, что война впиталась в их кровь. И в мою тоже. Я участвовал в этих сражениях, – Вален коротко посмотрел ей в лицо и отвел взгляд. – Я был даже не солдатом. Я был зверем. Мой хозяин Гримаш’т вдохновлялись моей демонической кровью. А я… Я убивал. Я упивался своим искусством, наслаждаясь этим и радуясь каждому убитому сопернику. Во мне не было ничего человеческого.
Он сглотнул и умолк. Повисла тяжелая тишина. Калинда почувствовала необходимость разрушить ее. Она протянула руку, коснувшись запястья тифлинга.
– Это ужасно. Прости, что заставила тебя рассказывать. Об этом должно быть тяжело вспоминать.
– Спасибо, – Вален дернул губами в слабом подобии улыбки. – Я действительно старался это забыть. Но это было единственным, что я знал тогда. И это продолжалось, пока меня не нашла Провидица.
Калинда не смогла сдержать вздох изумления.
– Она была в Бездне?
– Нет, – качнул головой Вален. – Я был призван жрицей дроу вместе с другими демонами, чтобы сражаться против Провидицы. Мы ворвались к ней, чтобы уничтожить ее. Во время нашей атаки, Провидица заглянула в мою душу, – тифлинг закрыл глаза, вспоминая те давние события. – Я… Я не могу описать это. Я не знаю, что она рассмотрела там, если в моей душе клубились только слепая ярость и тьма, – вновь распахнув глаза, Вален посмотрел в темноту. – Нас изгнали на Плоскости. Но я унес с собой образ Провидицы, вспомнив, что я не только демон. Хозяин понял, что что-то во мне изменилось. Меня пытали. Месяцы или годы.
– О боги!
– Да. Демоны знают, как надо пытать. Гримаш’т держал меня в башне на острове. Но, по счастливому для меня стечению обстоятельств, там же он хранил свои сокровища.
– На башню напали? – догадалась Калинда.
– Да, – кивнул Вален. – Баатезу. Они разметали охрану Гримаш’та и разрушили здания. Вместе с моей тюрьмой. Я смог выбраться из башни, но мне еще предстояло как-то выбраться из Бездны.
Вален посмотрел на Калинду, словно раздумывая, стоит ли продолжать дальше.
– И как тебе это удалось? – спросила девушка с интересом.
– Марилит, соперница Гримаш’та, согласилась помочь мне в обмен на… – тифлинг замялся, подбирая слово. – Услугу. Да, в обмен на услугу.
Калинда улыбнулась, заметив его неловкость.
– Какого же рода была услуга?
Вален смущенно отвел взгляд.
– Прошу вас, моя леди. Не надо об этом.
– Почему же? – полудроу сверкнула белозубой улыбкой.
Вален рассмеялся.
– Вы очень странная женщина, Калинда, – сказал он, улыбаясь. – И я это в хорошем смысле.
– Спасибо, – Калинда заправила за ухо прядь волос. – И что же было дальше?
– Я нашел путь в ваш мир и сумел отыскать Провидицу. Она исцелила мои раны и предложила мне помощь. Она рассмотрела во мне человечность. И спасла меня, – Вален ненадолго замолчал, прежде чем продолжить. – Теперь вы понимаете, как важна для меня Провидица. Я не прощу, если ее предадут.
Калинда нахмурилась.
– Мы снова возвращаемся к этому? – спросила она. – Ты все еще думаешь, что я собираюсь вас предать? Продать вас Вальшаресс? – в голосе ее сквозило раздражение. – Ну как мне доказать тебе, что я не собираюсь этого делать?
Вален молчал. Девушка поднялась с камней, поморщившись от боли в раненой ноге, и отряхнула одежду.
– Я не понимаю тебя, – тихо сказала Калинда. – Ты спасаешь мне жизнь, рассказываешь мне про Сигил… А потом снова упрекаешь меня в том, чего я не собираюсь делать.
Вален тоже встал, чтобы смотреть ей в глаза.
– Простите, леди, – произнес он. – Я не хотел вас обвинять. Я сожалею, что прозвучало это таким образом. Я просто решил, что вы должны знать, что значит для меня Провидица. Что значит она для всех нас.
– Я знаю это, – ответила Калинда. – Потому и сражаюсь на вашей стороне.
Она запустила в волосы пальцы, взбивая непослушные пепельные пряди, потом подобрала свой лук с земли.
– Обойду лагерь, – ответила она на вопросительный взгляд Валена и добавила, заметив, как его рука потянулась к цепу. – Одна.
Ей определенно нужно было подумать.

URL
   

Valsharess

главная